Штаб Навального в Екатеринбурге — Ирина Норман рассказывает о жизни в спецприёмнике
Вернуться

Штаб Навального
в Екатеринбурге

22 сентября 2018 г.

Ирина Норман рассказывает о жизни в спецприёмнике

Ирина Норман — волонтёр нашего штаба. В начале акции против повышения пенсионного возраста 9 сентября Ирина оказалась в кольце из ОМОНовцев, после чего была задержана.

Суд арестовал её на 15 суток, несмотря на то, что она больна эпилепсией.

Путём подачи многих жалоб, апелляции, обращения в ЕСПЧ и одиночных пикетов, вчера нам удалось добиться того, чтобы её освободили от отбывания ареста.

Ирина на митинге 28 января в Екатеринбурге Ирина на митинге 28 января в Екатеринбурге

После освобождения мы встретились с Ириной Норман и её молодым человеком Сергеем Кривоноговым и поговорили о жизни эпилептика в спецприёмнике.

Ирина, расскажи о своём состоянии сейчас.

Я рада, что меня отпустили, но по состоянию здоровья пока ничего определенного сказать не могу. Мне срочно нужно обследоваться — пройти видеомониторинг сна. Сама я не могу оценить состояние своего здоровья на данный момент.

Как тебя задержали?

Я выходила на все митинги, начиная с марта 2017 года. 7 октября 2017 года я участвовала в акции и была задержана по части 5 (ч. 5 ст. 20.2 КоАП — участие в «несогласованной» акции, наказание не предполагает административный арест — прим.).
Сейчас мне приписали ту же статью, но часть 8 (ч. 8 ст. 20.2 КоАП — повторное участие, где арест один из видов наказания — прим.).
7 октября было гораздо меньше сотрудников полиции и вообще не было Росгвардии.
В этот раз приехали много космонавтов. Их было больше, чем митингующих. Они сжали людей в кольцо и просили разойтись. Было невозможно разойтись, так как полиция создала «котёл», так что их требование было абсурдным.

Оцепление ОМОНа, куда попала Ирина Оцепление ОМОНа, куда попала Ирина

Люди испугались и не могли никак скоординироваться. Я пыталась найти выход, но впереди меня были сотрудники, позади тоже, а по бокам — кусты.
Я решила, что нужно поддержать людей и вывести отсюда, чтобы не повязали всех — за 15 минут были задержаны более 20 человек. В этом «котле» были около 150 человек, так как остальные митингующие разделились на группы и разошлись по разным улицам.

Сергей Кривоногов: Только одну из трех групп почти не задерживали. Мы пытались скоординировать людей, но ничего не получилось из-за оцепления космонавтов. Они оцепили митингующих в круг и начали по одному выводить в автобусы.

Как проходило первое судебное заседание по твоему делу после 9 сентября?

Изначально предполагалось, что мне дадут административный штраф или исправительные работы, потому что у меня есть справка о болезни.

Однако даже охранники в спецприёмнике говорили, что было указание сверху о моем аресте на длительное время. Суд не принимает решений. Всё известно заранее.

Сегодня постановление об освобождении вынесла Иванченко Екатерина Александровна. Та же судья, что вынесла решение об аресте 10 дней назад. Сегодня она должна была понимать, что сама себя судила. [На первом заседании] она не предложила никаких обследований, не предложила перенести судебное заседание на другой день, чтобы подробнее разобраться в теме моей болезни.
Сегодня вынесла совершенно другое решение. Решение изменилось только по той причине, что к делу было приковано всё общественное внимание. И в конце концов, после жалобы в ЕСПЧ было принято решение меня отпустить. ЕСПЧ решил заняться проверкой пригодности отделения для задержаний, теперь все сотрудники порядка испугались.

Ты общалась с сотрудниками спецприёмника?

Конечно. Они считают нас врагами государства, проплаченными Госдепом революционерами.
Но помимо этого, говорили, что у них и есть семьи, в которых существует альтернативное провластному мнение, да и зарплаты оставляют желать лучшего.

Я не верю в распространяемый миф, что сотрудники полиции когда-либо встанут на сторону митингующих, так как на них слишком сильно влияет промывка мозгов.

Я видела сотрудников полиции в их гражданской форме. Определенно скажу, что выглядят они неважно. Заметно, что им не хватает средств. Да и сами жалуются, что не могут прокормить своих детей. Они — такие же люди, как и мы.

Достаточно ознакомиться с видеороликом главы Росгвардии Золотова, где он вызывает Навального на дуэль. Очевидный бред. О чём тогда говорить, смотря на рядовых сотрудников полиции?

Они готовы выполнять любые указания сверху, только чтобы дотерпеть свои пару лет до пенсии. Будут делать всё, что им скажут, исполнять даже самые дикие приказы.

Как сотрудники с тобой обращались, пока ты находилась под арестом?

Самая острая проблема заключалась в лекарствах (Ирине необходим регулярный приём лекарств — прим.). В первый день их у меня отобрала фельдшер, потом она ушла в 5 вечера.

Почему их забрали?

Скорее всего боялись, что я выпью всё сразу и умру. Если кто то умрёт в спецприемнике, то сотрудники будут виноваты.

Но ведь от этого зависела твоя жизнь.

Никто не хотел мной заниматься. В спецприёмнике около 50 сменных сотрудников, и никто не решился брать на себя ответственность.
Со всеми было договориться невозможно. Сегодня нашу камеру охраняет один сотрудник, а завтра — другой. Ко мне приходили каждый день и стучались в дверь камеры, спрашивали, что нужно. Я отвечала — мне нужна таблетка. Сотрудник отвечал: «А, ну ладно». И уходил.

Расскажи про свои приступы. Как они проходили и как ты с ними справлялась?

Я не помню, как они проходили, моё сознание отключается, я просыпаюсь с головной болью.

Как часто ты просыпалась с головной болью в спецприёмнике?

Такое происходило в течение целых 5 дней. Но я думаю, что всему виной высокое давление — дышать там было особо нечем. Фельдшер давала мне только Цитрамон, а он, как известно не способен помочь человеку, который болеет эпилепсией.

Сергей: Приступы у неё обычно происходят ночью. В какой-то из фаз сна у Ирины непроизвольно вырывается стон, начинаются конвульсии, сознание не работает. Всё это продолжается несколько минут. После этого человек засыпает, либо находится в течение десяти минут в животном состоянии.

Чем ты занималась в спецприёмнике?

Утренний обход, завтрак, прогулка. Иногда оставляла жалобы [по факту нарушений порядка содержания], но сотрудники часто уходили, ничего не слушали. Порой я читала книги.

Что именно ты читала?

Я читала книги по бухгалтерии, чтобы подготовиться к сессии (Ирина учится в УрГЭУ на специальности «Бухгалтерский учет и аудит» — прим.). Один экзамен я уже пропустила.

Спецприёмник — хорошее место для подготовки сессии?

Да. Ещё я успела прочесть «Нищий Вор», а также «Скотный Двор» Оруэлла, там было описано много актуальных для нашего государства моментов.

Что мотивирует тебя участвовать в политической деятельности?

Я никогда не считала себя политической фигурой, я просто выходила на митинги и поддерживала протест, пыталась хоть как-то помочь другим людям поменять ситуацию у нас в стране, сделать всё лучше.

Какой совет можешь дать митингующим?

Нельзя бояться. Мы выходим на абсолютно мирные акции. Нам не нужны согласования. Я не считаю, что люди, выступающие за свои права в чём-то неправы. Они будут неправы только в том случае, если станут вести себя агрессивно, разожгут насилие — этого я определенно не поддерживаю. Но если люди вышли с плакатами, иллюстрирующими несогласие с новыми законопроектами — в этом определенно нет ничего плохого.

Какие у тебя планы на политическую деятельность, что изменилось в твоей жизни после этого срока?

Моя жизнь кардинально не изменилась, если [в связи с арестом] придётся уволиться с работы и найти другую — я сделаю это. В плане личной жизни у меня есть очень крутой молодой человек, который может во всем помочь. В плане политики ничего не поменяется. Помогать штабу я не перестану, однако на акции протеста я постараюсь не выходить, пока не пройдет год (через год участие в «несогласованной» акции перестанет считаться повторным — прим.).

Сергей, хотелось бы напоследок узнать твоё мнение. Что ты чувствуешь после этих событий?

Поразило меня больше всего то, насколько бессердечны, бесчеловечны и негуманны служители закона в суде. Наши суды настолько прогнили, что только на третьем заседании мы добились какой-то логики и здравого смысла. Сотрудники полиции, которые её задержали — отпускают её домой до суда, потому что понимают, у Ирины серьёзная болезнь. Позже мы приходим в суд, и судья нам отвечает: «Окей, мы учли все ваши трудности, потому назначаем приговор — арест в 15 суток». Спасибо, что не 30.

Как с этим бороться — я не знаю. Пока у нас в стране не будет справедливых судов, мы ничего не добьемся.

Выражаем отдельную благодарность нашему защитнику — Юлии Федотовой. Спасибо всем, кто принимал участие в огласке ситуации. Даже тем, кто просто сделал пару репостов. Благодаря всем вам, Ирина сегодня на свободе. И, конечно же, юристам федерального штаба, оперативно среагировавшим на эту проблему, подав жалобу в ЕСПЧ.

Интервью — Михаил Беляев

Поделиться:

Присоединяйтесь к работе штаба

Если вы хотите изменить жизнь в регионе к лучшему, для вас всегда найдётся работа. Записывайтесь в волонтёры — тогда вы будете получать новости штабов и в нужный момент сможете прийти на помощь.

Последние новости

23 августа 2019 г.
Набор в Общественную наблюдательную комиссию Свердловской области

Рассказываем, что такое ОНК, как в него записаться, почему это важно и какие возможности это открывает. Если вы хотели внести свой вклад в защиту прав граждан, но не знали как — рассказываем.

Читать дальше