Штаб Навального в Чебоксарах — Семён Кочкин и Кирилл Ермолаев: полная расшифровка дебатов
Вернуться

Штаб Навального
в Чебоксарах

1 ноября 2018 г.

Семён Кочкин и Кирилл Ермолаев: полная расшифровка дебатов

Приводим полный текст дебатов координатора штаба Навального Семёна Кочкина и депутата Госсовета Кирилла Ермолаева. Условием Кирилла было не снимать дебаты на видео (наверное, он побоялся известности), потому мы записывали беседу на диктофон. Из-за того, что дебаты проходили на улице, а мы в суматохе не догадались использовать ветрозащиту, — части слов на записи, к сожалению, не разобрать.

Кирилл боялся, что мы будем публиковать только интересные для нас куски дебатов, но мы своё слово держим: приводим вам полный-преполный текст беседы без всяких сокращений (сравнить его с аудиооригиналом можно здесь).

Итак, действующие лица: Семён Кочкин — координатор штаба Навального в Чебоксарах, Кирилл Ермолаев — депутат Госсовета и сын Владимира Ермолаева, владельца агрохолдинга «Юрма», Роман Васильев и Максим Варлашкин — коллеги Кирилла по молодёжной палате. Также в дебатах вам встретятся имена Юрия Пичугина — активиста и заслуженного работника культуры ЧР, блогера Евгения Никитинского и журналистки Дарьи Комаровой.

Фото: Алексей Радченко Фото: Алексей Радченко

Позиция Семёна Кочкина

Семён Кочкин: В общем, Кирилл, я рад, что ты пришел, что ты не испугался, — это здорово. Я хочу, чтобы наш диалог прошёл конструктивно. Первое. Ты — депутат Госсовета. Я немного не понимаю, зачем таким людям как ты, быть депутатом. Для чего они вообще туда идут. И у меня много вопросов к твоему депутатству, и их я озвучу позже. Второй вопрос насчёт «Юрмы». Ты был там генеральным директором, ты там работал…

Кирилл Ермолаев: Никогда не был.

Семён Кочкин: Ну, ты там работал?

Кирилл Ермолаев: Я там работал.

Семён Кочкин:  Ты там работал, ты имеешь к этому непосредственное отношение. И последнее. Я хочу узнать про твою депутатскую работу. Что ты делаешь в качестве депутата? Что ты делаешь хорошего? Защищаешь экологию, борешься за гражданское общество, за социальное государство? Первая позиция моя — по поводу депутатства Кирилла. Мы с тобой из одного поколения, мы выросли в одном городе, ходили по одним и тем же дворам и слушали примерно одну и ту же музыку. Ты меня чуть старше, но примерно одно и то же. При этом при всём ты стал членом «Единой России» и избирался депутатом от «Единой России» в самом аномальном Батыревском округе — там, где явка почти всегда 100%, там, где процент за «Единую Россию» — почти всегда 100%. Когда ты стал депутатом Госсовета, ты превратился в болванчика, который нажимает на кнопку «да, я согласен». /.../ «Я считаю, что цены не растут, и поэтому пособие по МРОТ повышать не нужно!». Все депутаты от «Единой России», в том числе и ты, проголосовали «за». Ну очевидно же, что цены растут! Тут не нужно быть учёным.

Второй момент. Когда была трагедия в Кемерове. Проходил митинг, ты выступал на нём, ты написал, что нам нужно бороться с тем, чтобы таких трагедий не было. Между тем, эти трагедии тогда и происходят, когда бизнес и власть объединяются и превращаются в одну такую большую гидру. Как произошло: директора и генеральные директора этой «Зимней вишни» были членами «Единой России» и депутатами от «Единой России», они покрывали все нарушения, которые там были. И когда это произошло, они не понесли ответственности никакой. Понимаешь, в чём проблема? И когда бизнес твоей семьи — когда строился «Садовый» — человек упал в шахту. Ответственность понёс какой-то там инженер. Как такое может быть? С чем это связано? Очевидно, ты несёшь за бизнес своего отца политическую ответственность. /.../

Самое неприятное — то, что мы не слышим вообще никаких ответов. Что мы слышим? Ничего! Какое-то объяснение того, что произошло? Нет! Прошло заседание при администрации главы по поводу этой проблемы, ещё летом. Пообещали предоставить дорожную карту. В итоге дорожную карту предоставили только через несколько месяцев. Владимир Фёдорович говорил: «Мы начнём строить завод в эту дату». Через два месяца — уже в другую дату. Сейчас мы узнаём, что будет построено вообще в двадцатых годах. Почему ты, как депутат, этим не занимаешься?

И ещё к твоей депутатской деятельности. У тебя есть рычаги давления. У тебя есть мандат. У тебя есть представительство, у тебя есть возможность изменять нашу республику к лучшему. Я твоей работы совершенно не вижу.

Фото: Алексей Радченко Фото: Алексей Радченко

Позиция Кирилла Ермолаева — про «Юрму»

Кирилл Ермолаев: К сожалению, это мой первый опыт дебатов, я не успеваю запомнить то количество вопросов, которые ты задал — они достаточно объёмные. Я пошёл в депутаты, потому что мне не всё равно. Наше поколение кто-то должен представлять, и если проанализировать возрастной состав Госсовета, то достаточно мало представлены люди нашего поколения /.../ — это в первую очередь, почему я выбрал эту стезю — потому что мне небезразлична судьба этой республики, этой страны. /.../ Почему я пошёл от Батыревского /.../ В этом округе всегда была высокая явка, ничего аномального нет. То, что там весомая поддержка «Единой России» — это говорит только о том, что «Единая Россия» там действительно работает, показывает свои дела, то, что там администрация работает /.../ Я считаю, что администрация много там делает. Касательно трагедии в Кемерове… Слушайте, это очень болезненный на самом деле момент для всей страны /.../ То, что произошла трагедия в «Садовом» и то, что понёс за это ответственность главный инженер…

Семён Кочкин: Это понятно, стрелочник.

Кирилл Ермолаев: Стрелочник... Человек, который не исполнил свои должностные обязанности, который допустил. Если вы считаете, что генеральный директор бегает по всем помещениям и смотрит, соблюдается ли везде техника безопасности, — то вы глубоко заблуждаетесь. Есть специалисты, которые за это отвечают, которые за это получают зарплату, и в случае чего, — они за это отвечают. В первую очередь это говорит о том, что /.../ главный инженер должен нести за это ответственность. Мне кажется, это справедливо, потому что /.../ руководящая должность говорит о том, что человек отвечает за вопросы. Но за отдельные моменты он не может отвечать, потому что есть должностные лица, которые работают, которые получат за это опять же зарплату. Соответственно, они за это отвечают в дальнейшем.

Что касается моей депутатской деятельности в целом. Если вы хотите, чтобы я предоставил вам отчёт, — напишите, я предоставлю, не вопрос. В первую очередь как депутат я представляю молодёжь в целом. Я руковожу общественной молодёжной палатой, соответственно, курирую её и те проекты, которые на данный момент реализуются, причём нашей общественной молодёжной палатой представлены различные политические организации. Там есть представители и ЛДПР, и КПРФ, и «Единой России», и «Справедливой России». У нас сейчас будет проходить переизбрание членов состава общественной молодёжной палаты, и если вы готовы войти в неё от общественной организации, — я буду рад вас видеть. Мы готовы к диалогу, мы готовы к работе, мы готовы к конструктивному диалогу в первую очередь. А то, что периодически у меня возникают моменты… Кхм-кхм.

Почему я вам подарил тролля [Кирилл до начала дебатов подарил Семёну игрушку-тролля] — потому что вашу работу я вижу только как интернет-троллинг. То есть вы получаете общественные деньги… То есть на вас скидываются… по сути, это тоже общественные деньги, на самом деле. Ну, на вас скидываются. Вы занимаетесь тем, что в интернете картинки пишете и тексты гоняете. То есть если вы действительно считаете, что это роль общественника… /.../, чем должен заниматься общественник.

Что касается «Юрмы». Слушайте, да, я работал там с 2011 года. Все должны прекрасно понимать, что Владимир Федорович, мой отец, выкупил это предприятие в 2003 году, или в 2004, я уже не помню. /.../ Фактически, оно было развалено, реально развалено. /.../ Инвестиции, начали деньги /.../ Люди, которые заработали деньги, вложили в это же предприятие. И общий размер инвестиций достаточно высокий. Эти деньги не вывезены никуда, они вложены в нашу республику, на рабочие места, с этого платятся налоги, это предприятие производит больше 50% мяса в республике, в общем и целом. Это предприятие обеспечивает продовольственную безопасность нашего региона и других регионов тоже, это надо учитывать в том числе. То, что в ситуации есть проблема по запаху. Есть этапы «взросления» предприятия, в том числе. Понимаете, когда вы строите площадку по выращиванию, комбикормовый завод, убойный цех, лагуны для хранения помёта, в том числе. /.../ Есть технология отстаивания помета, когда он переходит из одного класса опасности в другой. И с такой проблемой в нашем регионе никто не сталкивался в принципе — производства такого масштаба в регионе в принципе никогда не было. И если предприятие поэтапно развивается, приходит к какой то проблеме — оно поэтапно это решает. То есть такой проблемы раньше не стояло. Потому что такого объема производства мяса никогда не было. Соответственно, то, что раньше отстаивалось и вносилось как удобрение в землю — и это по факту удобрение, потому что там создается азот, фосфор, натрий — то есть это заменяет удобрение химическое...

Семён Кочкин: Если они отстоялись!

Кирилл Ермолаев: Если они отстоялись.

Семён Кочкин: Если они отстоялись по специальной технологии.

Кирилл Ермолаев: Да. То есть опять же, на производстве кто из специалистов допускает данное нарушение — он за это отвечает. А то, что проект переработки помёта — это вопрос стоял на самом деле давно. Мы изучали опыт других регионов, и по факту успешно реализованных проектов в стране единицы. То есть, вкладывать деньги в неустаканенную технологию, неотработанную технологию (?) — достаточно рискованно и опасно, потому что по факту непонятно, какой результат ты получишь в целом. В любом случае, для предприятия переработка помета и инвестиция в это — это инвестиция рискованная достаточно. Если у тебя нет технологий отработанных, — ты не уверен в том, что это будет работать. Мне кажется, ни один разумный человек не будет вкладывать деньги в то, что не работает. То, что технологи искали — ну я не знаю, насколько я помню, с 14 года, перенимали опыт других регионов. В целом! По факту, реализованных в ПФО мы не видели. То, что есть сейчас проект по переработке — это не решается по щелчку пальцев. Это надо выработать технологию, подобрать оборудование, сделать проект. То есть эта дорожная карта сделана, по ней будут идти. Но это по щелчку пальцев ничего не решается. Надо отработать полностью технологию.

Фото: Борис Качмар Фото: Борис Качмар

Про государственные инвестиции в «Юрму»

Семён Кочкин:  Смотри. Давай сразу по «Юрме». Дорожная карта есть? Где она? Почему она не опубликована? В чем проблема опубликовать её? Она мифическая. Ну то есть условно говоря, государственное телевидение говорит: «они нам предоставили». Но мы её не видим! Мы не видим конкретных сроков. Генеральный директор должен говорить: «Ребята, это будет вот тогда-то, точно. В этот момент будет завод, в этот момент не будет запаха. Мы будем поэтапно проблему решать, мы её признаём». Нет этого! Почему этого нет? И ты как депутат, как молодой человек должен понимать, что это нужно. Почему этого не сделано? «Юрма» подотчётна. Понятное дело, что это бизнес. Но в итоге страдаем мы все, и вы должны людям объяснять эту проблему. Вы должны говорить, что эта проблема будет решена тогда-то, мы вложили деньги сюда. По поводу того, что были привлечены инвестиции. Ну слушай, это Сбербанк. Это государственные инвестиции.

Кирилл Ермолаев: Государственные инвестиции? Молодой человек, это кредитные ресурсы. Если вы не разбираетесь...

Семён Кочкин: Какие ещё кредитные ресурсы? Ты видел, какие там проценты?

Кирилл Ермолаев: Какие проценты?

Семён Кочкин:Вы жена своём сайтеотчитывались: значит,вы берете кредит под 11%, большинство выплачивается бюджетом Чувашской республики, 2% только выплачивает «Юрма»— это на вашем же сайте, могу тебе скинуть ссылку. Это как вообще?

Кирилл Ермолаев: Окей…

Семён Кочкин: Это не госинвестиции, это…

Кирилл Ермолаев: Это не госинвестиции, это просто инвестиции. Когда ты берешь кредит в банке…

Семён Кочкин: Сбербанк — это частный банк. А Герман Греф — это не чиновник, это...

Человек из толпы: Лучший банкир вселенной! Ха-ха!..

Кирилл Ермолаев: Слушайте, ну если вы реально не шарите в экономике… Если ты приходишь в банк, берёшь кредит, ты его отдаешь!

Семён Кочкин: Конечно, отдаю. Но почему за вас платила республика?

Кирилл Ермолаев: Республика… Слушайте, республика платила… Есть федеральная программа продовольственной безопасности страны. Знакомы вы с ней или нет?

Семён Кочкин: Нет, я с ней не знаком, я не занимаюсь сельским хозяйством.

Кирилл Ермолаев: Очень жалко. Чем ты занимаешься?

Фото: Алексей Радченко Фото: Алексей Радченко

Про успехи штаба, 282 ст. и «троллинг»

Семён Кочкин: Я занимаюсь политикой, в отличие от вас.

Кирилл Ермолаев: Какой политикой?

Семён Кочкин: Смотри. Благодаря тому, что мы работали, потому что мы проводили митинги по всей стране, сейчас декриминализируют 282 статью, первую часть. Ты говоришь, что ты за молодёжь. На самом деле вы там батарейки собираете и в приют ходите собачий. А мы в это время занимаемся реальной политикой. Мы говорим о коррупции, мы говорим о проблемах. Вы — просто голосуете «за». Ну давай посмотрим, вот твоя работа. Скажи последние 5 решений, за которые ты проголосовал в Госсовете.

Кирилл Ермолаев: Слушай, давай всё-таки поговорим о вашей деятельности. В чём заключается то, что вы ходили на митинги, и декриминализуют 282 статью? В чём ваша заслуга?

Семён Кочкин: Это называется политическое давление. Это [отмена 282 статьи УК] было одним из наших лозунгов на всех митингах. Понимаешь, что такое власть? Это такая большая масса, которая принимает решения. Условно говоря, мы [власть] пенсионную реформу не отменим, а 282 декриминализуем, потому что мы чувствуем, что общество нагнетает, мы видим, что люди на улицу выходят, мы видим, что выборы губернаторы проигрывают. То есть ты считаешь, что это Путин сам решил? Он такой, знаешь, сам поправки внёс чуть меньше 10 лет назад, а теперь сам опять поправки внёс по той же статье? Он же отменяет свои же поправки! Он же сам её ужесточал!

Кирилл Ермолаев: Ну, это смешно. Ваша позиция смешна. Если вы считаете, что вы выводите молодёжь на улицы, они получают административные штрафы за то, что вы их выводите на улицы, они рушат, возможно, в будущем свою карьеру, и вы возносите в заслугу то, что власть реагирует, чувствует, что происходит в обществе… Я согласен, что 282 статья достаточно жестковата.

Семён Кочкин: Жестковата? Очень хорошо.

Кирилл Ермолаев: Да. Но публиковать в интернете и заниматься троллингом, каким вы занимаетесь — насколько я вижу, вы троллингом занимаетесь. Вы передёргиваете факты, белое превращаете в чёрное. Знаете, если вы действительно считаете, что это политическая работа, то вы глубоко заблуждаетесь.

Семён Кочкин: Вы, Кирилл, сейчас подменяете понятия. Подменяете как можете. Вы сейчас занимаетесь дикой манипуляцией: «Вот люди на улицу выходят — это ни на что не влияет, и вообще они штрафы получают».

Кирилл Ермолаев: Давайте займёмся вашими публикациями. Давайте про подмену понятий поговорим.

Семён Кочкин: Давайте поговорим.

Кирилл Ермолаев: Вы договорите, я потом комментарии...

Фото: Борис Качмар Фото: Борис Качмар

Про работу Кирилла Ермолаева в Госсовете

Семён Кочкин: Хорошо! Так вот, я продолжаю. Госсовет в принципе не выполняет свою функцию. Он никак не заботится ни о гражданах… Ну слушайте, вы голосовали за то, что у нас цены… Вы что-нибудь возразили против того, что министр социальной политики сказал, что цены у нас не растут?

Кирилл Ермолаев: Молодой человек, вы себе не представляете, как работает Государственный Совет. В первую очередь, сначала проводится работа в комитетах… /.../ Вы в курсе этого?

Семён Кочкин: Я в курсе этого. Я даже знаю, что вы член одного из комитетов.

Кирилл Ермолаев: Да я даже член двух комитетов. Если бы вы знали законодательство региона, вы бы знали, что каждый депутат является членом двух комитетов как минимум.

Семён Кочкин: Так, хорошо!

Кирилл Ермолаев: И то, что вы передёргиваете какие-то факты, говорит о том, что… Министр заявляет о том, что цены не растут… Эти все вопросы поднимаются на комитетах и обсуждаются на комитетах.

Семён Кочкин: Вы в комитете что-нибудь возразили?

Кирилл Ермолаев: /.../

Фото: Борис Качмар Фото: Борис Качмар

Про отношение Кирилла Ермолаева к пенсионной реформе

Семён Кочкин: По пенсионной реформе вы что-нибудь возразили? Вы проголосовали за неё! Причём сначала кулуарно, в комитетах, когда Гриша Данилов писал. У вас проходило собрание, два комитета собрались и проголосовали за повышение пенсионного возраста. А потом это решение вынесли на Госсовет.

Кирилл Ермолаев: И?

Семён Кочкин: В смысле «и»?! Вы поддержали пенсионную реформу! Вы мне говорите, что я в экономике не разбираюсь?

Кирилл Ермолаев: /.../ Да, это решение я поддержал, и что дальше?

Семён Кочкин: Вы серьёзно думаете, что у вас есть политическое будущее? Почему вы считаете, что это нужный шаг?

Кирилл Ермолаев: Я считаю, почему это нужный шаг… Почему? Вы представляете, как работает пенсионная система?

Семён Кочкин: Да, я представляю.

Кирилл Ермолаев: Как она работает?

/.../

Семён Кочкин: Твоя позиция сейчас будет такая: сейчас вот мы работаем, и наши деньги идут на пенсионеров, которые сейчас получают пенсию. Верно? Я забыл, как называется эта система.

Кирилл Ермолаев: Свою позицию говори, ты мою позицию начал называть.

Семён Кочкин: Ты мне начал вопрос задавать.

Кирилл Ермолаев: Я задал тебе вопрос.

Семён Кочкин: Я сказал, я знаю, как работает пенсионная система, я тебе уже объяснил.

Кирилл Ермолаев: Как? Как?

Семён Кочкин: Мы все работаем. С наших налогов деньги, которые мы платим в пенсионный фонд, идут на выплату пенсий нынешним пенсионерам. У нас, правда, была такая накопительная часть, но она заморозилась в 14 году. И в 15 году. И заморозили её ваши однопартийцы. Разве не так? У страны есть куча вариантов, как вообще выходить из этого положения. У нас можно делать настоящие частные фонды пенсионные. Почему я должен платить в пенсионный фонд? /.../ Почему вы этого не делаете? Вы вообще абсолютно уходите от темы. Просто говорите: «слушайте, у нас сейчас денег не хватает, мы их сейчас у вас заберём, вы до пенсии все равно не доживёте». /.../

Кирилл Ермолаев: Слушайте, когда мы такое говорили? Хоть раз, что заберём пенсионные деньги, что сами потратим. Когда мы это говорили, хоть раз?

Семён Кочкин:  Ну конечно, вы декларируете совсем другое.

Кирилл Ермолаев: Не это ли передёргивание фактов?

Семён Кочкин: Это не передёргивание фактов, это реальность. Кирилл, ты живёшь в ненастоящем мире. Ты придумал, что всё хорошо, что ты всё делаешь правильно. Через пару лет ты проснёшься и поймёшь, что ты занимался, с 2016 года полной ерундой.

Кирилл Ермолаев: Слушайте, по крайней мере, я не занимался интернет-троллингом. Чем я занимаюсь? Слушайте, если вы считаете, что в условиях, когда у нас рождаемость падает… Вот у тебя есть дети?

Семён Кочкин:  У меня нет детей.

Кирилл Ермолаев: Сколько лет тебе?

Семён Кочкин: 25.

Кирилл Ермолаев: Сколько лет твоим родителям было, когда они тебя зачали?

Семён Кочкин: Ты хочешь сейчас про родителей поговорить? Это не в твоих интересах.

Кирилл Ермолаев: Я хочу о ситуации вообще поговорить. Ну, если ты моих родителей обсуждаешь...

Семён Кочкин: Хочешь перейти на эту тему?

Кирилл Ермолаев: Нет, я хочу про другое сказать...

Семён Кочкин: Моему отцу было 20.

Кирилл Ермолаев: 20. Ну, то есть как бы… Почему у тебя нет детей?

Семён Кочкин: Сейчас во всём мире идет такая тенденция. Я не хочу сейчас заводить детей.

Кирилл Ермолаев: Потому что во всём мире идет тенденция к тому, что молодёжь не рожает. Старшее поколение, к сожалению, старится, а молодёжь не рожает. Соответственно, что образуется? Демографическая яма. Ну это твой выбор — не рожать. Государство тебя не заставляет…

Семён Кочкин: Ну еще бы.

Кирилл Ермолаев: ...но всячески стимулирует к этому. Есть субсидирование ипотеки, материнский капитал. /.../ Наше поколение пополняло нашу страну, собственно. Единственная ценность в стране, которая есть — это люди.

Семён Кочкин: Ничего себе! И это говорит депутат от «Единой России».

Кирилл Ермолаев: Да. Да, это говорит депутат от «Единой России».

Семён Кочкин: Хорошо. Ну, это удивительно.

Кирилл Ермолаев: Это не удивительно! Это позиция вообще всей партии. В принципе.

Семён Кочкин: Это когда вы голосуете за повышение пенсионного возраста?

Кирилл Ермолаев: В чем ты видишь проблему пенсионного возраста? Всё-таки продолжительность…

Семён Кочкин: Да люди не доживают!

Кирилл Ермолаев: Кто не доживает?

Семён Кочкин: В смысле? Ты серьёзно?

Кирилл Ермолаев: Статистика /... / возраст растёт, государство вкладывает деньги в здравоохранение, в спорт…

Семён Кочкин: Ха-ха! Спортивные площадки строят.

Кирилл Ермолаев: Почитайте статистику, как снизилось курение…

Семён Кочкин: Это ваша, твоя заслуга?

Кирилл Ермолаев: Это не моя заслуга, это заслуга страны. В целом. То есть спортивный образ жизни в тренде. В тренде!

Семён Кочкин: Да во всем мире люди меньше курить стали.

Член молодёжной палаты Роман Васильев: Во всем мире пенсионный возраст повышают.

Семён Кочкин: Нет, ну давай сравним.

Человек из толпы: В Узбекистане пенсионный возраст не повышали, уже не весь мир! В Китае пенсионный возраст понижают вообще.

Роман Васильев: Давайте не будем… Смотри. Пенсионная реформа, про это можно очень долго говорить, да /.../

Семён Кочкин: Это не я так говорю, мы строим для людей. Ром, не передёргивай.

Максим Варлашкин: /.../

Семён Кочкин: У нас не было формата дебатов, Максим. Слушай, то у тебя регламент нарушается, то формат дебатов… Остановись.

Человек из толпы: Сём, ты говоришь об одном, а по факту у нас интервью получается!

Фото: Алексей Радченко Фото: Алексей Радченко

Снова про «троллинг»

Роман Васильев: Ребят, ну я просто про вашу деятельность. По поводу троллинга. Снять coub «мерс папин, бенз папин»... Я понимаю, что тебе близко творчество Яникса…

Семён Кочкин: Да.

Роман Васильев: Но это уровень интернет-тролля.

Кирилл Ермолаев: Я считаю, что это достаточно оскорбительно, и ты не знаешь…

Семён Кочкин: Ты обиделся?

Кирилл Ермолаев:  Я не обиделся. По крайней мере это работа… Ну, это троллинг, откровенный троллинг. Передёргивание постов и выставление общественной молодежной палаты, в которой состоят члены КПРФ, ЛДПР, «Единой России», «Справедливой России», и говорить, что мы занимаемся только пиаром…

Семён Кочкин: Батарейки, вы батарейки сдаёте. Ну расскажи, что делаешь?

Фото: Борис Качмар Фото: Борис Качмар

Про то, чем занимается Кирилл Ермолаев в общественной молодёжной палате, про США и про сменяемость власти в России

Кирилл Ермолаев: Слушайте, даже то мероприятие, когда мы провели встречу с американскими политиками — это практический первый раз, когда они приехали не в Москву, а приехали в регион. Это сделано общественной молодёжной палатой, это сделано причём членом партии «Справедливая Россия».

/.../

Кирилл Ермолаев: Мои проекты в молодёжной палате? То есть это мероприятие, ты считаешь, равно сбору батареек? Создание международного диалога — в том числе, когда у нас достаточно напряженные отношения между нашими странами. /.../ это равно сбору батареек?

/.../

Семён Кочкин: Я просто, знаешь, не то, что вы это делаете… То, что вы это делаете — это плюс большой. Но это ни к чему не ведёт. Вы можете сколько угодно пытаться наладить отношения, в то время как Владимир Владимирович говорит, что мы попадём в рай, а они — в ад… Ну это равно нулю. Это как знаешь, тратить миллиарды на Сочи, а потом провести историю с Крымом. Это не работает так!

/.../

Кирилл Ермолаев: Это политика США, каждый выскажет своё мнение по поводу того, что язык /.../ Мы пригласили в Государственный Совет, мы пригласили по предприятиям в том числе, в том числе, кстати, в сфере экологии. Вообще состоялся диалог, это самое главное.

Семён Кочкин: В чём вы их там разубедили?

Кирилл Ермолаев: Слушайте, по крайней мере эти люди высказывают свою позицию по поводу того, что им льют информацию в уши. Ну, как это сказать?

Семён Кочкин: Ну, помягче.

Кирилл Ермолаев: Помягче?

Семён Кочкин: Можешь пожёстче. Ну, хоть как нибудь.

Кирилл Ермолаев: Ну есть пропаганда…

Семён Кочкин: В Америке?

Кирилл Ермолаев: В том числе в Америке.

Семён Кочкин: А у нас её нет? Только у нас на государственном уровне, а у них частные каналы. Ты можешь в любой момент переключить.

Кирилл Ермолаев: Да, только там две партии — Республиканская и Демократическая.

Семён Кочкин: А у нас всего одна. У них есть смена власти, а у нас нет. У нас уже, извините, с 99 года смены власти нет.

Кирилл Ермолаев: Слушайте, ну если оппозиционные партии не могут набрать большинство, то это не наша проблема.

Семён Кочкин: Оппозиционные партии не допускают.

Кирилл Ермолаев: Есть примеры других регионов, где коммунисты выиграли, где ЛДПР выиграли. Есть сменяемость власти.

Семён Кочкин: Да нет, конечно. Когда Владимир Путин уйдет — это будет сменяемость власти. Знаешь, большой разницы нет, если будет там коммунист или единорос. Они за Путина все и поддерживают его политику.

Кирилл Ермолаев:  Внешняя политика России /.../

Семён Кочкин: Я не знаю, формат дебатов ли это вообще, но если хочешь, давай. 14 год. Кто был президентом США?

Кирилл Ермолаев: Не знаю.

Семён Кочкин: ... Барак Обама. История с Крымом, вот это всё.

Кирилл Ермолаев: Какая история с Крымом?

Семён Кочкин: Присоединение Крыма к России. Что делает администрация Обамы? Какие-то небольшие санкции. Сейчас Дональд Трамп, республиканец, что он делает? Сейчас чуть ли не холодная война начинается. Сейчас ракеты начинают строить и договоры рвут. Знаешь, разницы есть, когда какие-то мелкие санкции и когда холодная война начинается. Это совершенно разные вещи.

Кирилл Ермолаев: Ты заблуждаешься в системе политической США вообще в корне. Там решает всё Сенат. Фактически там Сенат решает всё. Не Обама, не Трамп. Трамп, вообще, откровенно говоря, более пророссийски настроен.

Семён Кочкин: Чего-о? Вот кто-кто, но Трамп вообще… Трамп — это человек, который гораздо опаснее Барака Обамы. Он гораздо опаснее Клинтон. Слушай, Кирилл, давай закроем американскую тему.

Кирилл Ермолаев: Встреча, которая была с политиками молодыми из США как раз-таки говорит о том, что существует проблема, что /.../ климат политический /.../

Семён Кочкин: Да, а у нас знаешь, как? У нас, если скажешь немножко не то понятие, уедешь в Алатырь, в колонию-поселение. Знаешь, такие вещи происходят. Посадки за репосты. Сейчас Константина Ишутова судят за реабилитацию нацизма — за то, что он картинку выставил.

Кирилл Ермолаев: Ещё раз, за что его судят? За реабилитиацию нацизма?

Семён Кочкин: Нацизма.

Кирилл Ермолаев: А, ну что ж.

Семён Кочкин: Это резиновая статья! Её можно и на тебя натянуть.

Кирилл Ермолаев: Каким образом?

Семён Кочкин: Запостишь что-то неосторожное — уедешь.

Кирилл Ермолаев: Наверное, я не любитель /.../ Если он запостил какую-то информацию /.../, что то сделал.

Семён Кочкин: Это дико, Кирилл. Это дико.

Кирилл Ермолаев: Это не дико. Если нет там состава преступления /.../

Семён Кочкин: Ты веришь еще в суд наш, там? В независимый суд?

Кирилл Ермолаев: Конечно верю. /.../ Я просто понимаю, чем это сейчас закончится — выдернут фразы из контекста, перевернут, чёрное выставят белым. Потом напишут...

Семён Кочкин: Нет, нет, нет, Кирилл. Это вы так делаете, не мы. Вот вы так делаете! Ты Первый канал включи, включи канал НТВ. Вот там...

Кирилл Ермолаев: Я не занимаюсь Первым каналом…

Семён Кочкин: Ваши сторонники занимаются Первым каналом, понимаете, и НТВ. /.../ А, ты всё-таки хочешь [процитировать пост нашего штаба]? Давай, показывай уже. А потом про проекты свои расскажешь в молодежной палате. Кроме встречи с политиками.

Кирилл Ермолаев: shtab.navalny.com. «...Это такая ужасно важная /.../ На деле ребята занимаются флешмобами а-ля Владимир Путин самый крутой и бесконечно пиарят партию жуликов и воров».

Семён Кочкин: Да, так и есть. Это не так? А как это?

Кирилл Ермолаев: Я недавно рассказал пример тебе. Встреча с /.../ политиками США, которые ваш друг, видимо, Константин Степанов, пытался как-то... простебать.

Семён Кочкин: Господи, посидели с какими-то непонятными ребятами. Вот это деятельность!

Кирилл Ермолаев: Чем же ещё должна заниматься молодежь, как не общаться? Молодёжь разных стран должна общаться.

Семён Кочкин: Конечно, должны общаться, я вам что, говорю не общаться? Я говорю, что это не общественно важная история.

Кирилл Ермолаев: /.../ международный диалог.

Семён Кочкин: Да какой международный диалог! Кирилл! Ты в Чувашии находишься, какой международный диалог! Ну это смешно.

Кирилл Ермолаев: /.../ депутатов, в том числе.

Семён Кочкин: Депутатов чего?

Кирилл Ермолаев: Депутатов городских собраний.

Семён Кочкин: Приехал... Вот ты представляешь ситуацию? Ты едешь в Вашингтон, берешь с собой муниципального депутата и Рому Васильева. И [ещё одного члена общественной молодежной палаты Максима] Варлашкина. И вот вы вчетвером идёте, вас хлебом-солью встречают, показывают каким-то там боссам, министрам там, мэрам. Ну это смешно вообще.

Кирилл Ермолаев: /.../ Ты с министром общался?

Семён Кочкин: Я с министром?

Кирилл Ермолаев: Ну, например, у тебя есть возможность пообщаться с министром… не знаю...

Семён Кочкин: США?

Кирилл Ермолаев: США, в том числе.

/.../

Семён Кочкин: Самое смешное, Кирилл, что если бы ту же самую встречу провёл штаб Навального, про это бы сняли ГТРК и сказали бы: «Вот, пожалуйста! Продаются Госдепу!». Это было бы точно.

Фото: Алексей Радченко Фото: Алексей Радченко

Про общественную молодёжную палату

Член общественной молодёжной палаты Роман Васильев: Можно вот я расскажу. Направления, в которых мы занимаемся… Я призываю вас всех в нём поучаствовать. Мы делаем конкурс вайнов-видеороликов по раздельному сбору мусора. Это действительно очень важная тема, которая сейчас стоит в нашем государстве. Перерабатывание...

Человек из толпы: А смысл в раздельном сборе мусора? Всё в одно же будут скидывать, да?

Роман Васильев: Нет, уже и так же есть эти урны. В некоторых местах.

Семён Кочкин: В некоторых местах!

Роман Васильев: Это первое. Второе. Мы сейчас делаем на 12 декабря в год 25-летия Конституции. У нас будет интеллектуальная игра «Гражданин» будем обучать молодёжь, школьников Конституции Российской Федерации. В игровой форме. Дальше есть проект «Богатырские /.../», мы прививаем молодёжи любовь к спорту. Более 1000 человек поучаствовало за полтора года. Понимаешь, какое количество людей? И ни один человек там не участвовал по указке кого-то. То есть во всех этих проектах участники они сами находятся. Дальше, чё мы еще сейчас делаем.

Кирилл Ермолаев: У Жени, у Жени!

Роман Васильев: Какое?

Кирилл Ермолаев: По трудоустройству.

Роман Васильев: А, да, да, да. Мы сейчас запускаем проект по профориентации, где школьники могут встречаться с конкретными работодателями, которые им будут объяснять, что именно происходит на их производстве, чтобы они не делали неправильный выбор — как сейчас всегда обычно происходит, по указке родителей куда-то идут. Семён, мы… Это там часть проектов, на самом деле их там сейчас порядка 10-15, я просто все, ну, не могу тебе сказать — там, свои и которые курирую проекты назвал. Их большое количество. То есть об этом можно говорить, там, бесконечно.

Человек из толпы: Как разделять мусор? Негде разделять, негде!

Максим Варлашкин: Разделяйте! Ну что, если очень хочется, разделяйте!

Роман Васильев: Мы ездим в Государственную Думу, принимаем участие в мероприятиях Государственной Думы, где налаживаем взаимодействие с представителями других регионов. Да, что это даёт? Вот ты говоришь, что даёт встреча с американцами? Ну вот я член молодежного парламента при Госдуме уже два года. За это время не один человек приехал из другого региона, приехал сюда и инвестировал в чувашские компании. То есть не один человек… человек, наверное, пять уже приехало сюда и делают с нашими чувашскими /.../ конкретный бизнес.

Семён Кочкин: Какой бизнес конкретно?

Роман Васильев: Первое — по айти-технологиям есть компания, они занимаются продвижением сайтов, всякое такое. Вот. Они сейчас были из Чебоксар, сейчас они вышли на московский рынок и работают там.

Семён Кочкин: При этом ты им там был нужен?

Роман Васильев: Я просто помог им в этом, да!

Семён Кочкин: Чтобы брать заказы из Москвы, нужна была молодёжная палата?

Роман Васильев: Связал, ну конечно, связал их с людьми. У нас здесь очень много талантливых, интересных ребят. Мы можем сейчас бесконечно здесь стоять и спорить, нужна общественная молодёжная палата, не нужна общественная молодёжная палата. Но она нужна, это карьерный лифт. Вот есть у нас, как его… Тот же самый Гриша Данилов. Он пришел к нам в политику через общественную молодёжную палату. Костя Ишутов тот же самый также начинал свою работу в общественной молодёжной палате, Семён. Вот ты будешь смеяться, но реально. Костя Ишутов — это член общественной молодёжной палаты. Вот только знаешь, что он там делал? Он там не делал абсолютно ничего. То есть понимаешь, можно находиться там и реализовываться, а можно просто постить что-то и троллить. Это разные вещи. Ты знаешь мою позицию по отношению к абсолютно разным вещам. Я всегда за дело. То есть если есть какой-то результат, да… То есть я могу тебе сказать конкретные результаты, которые общественная молодёжная палата сделала. То есть у нас там более полутора тысяч человек занимаются спортом, более двадцати тысяч человек по всей России /.../. Какие здесь конкретные результаты есть у тебя? Конкретно? То есть видишь, я же тебя не спрашиваю это. Потому что это не совсем интересно, ну и зачем это. Мы не мериться, мы здесь пришли — ты задал вопросы Кириллу, да. Смотри. Есть, получается, Кирилл, да. Депутат?

Семён Кочкин: Да-а.

Роман Васильев: Депутат. Вот.

Фото: Алексей Радченко Фото: Алексей Радченко

Про то, как заслуженный работник культуры не смог стать депутатом, а Кирилл Ермолаев — смог

Юрий Пичугин: Вот видишь, я трижды выдвигался, я эту дамбу построил, бабла не хватило. А у тебя хватило, что ли?

Кирилл Ермолаев: На что?

Юрий Пичугин: Стать депутатом. Я — заслуженный работник культуры. Вот эта дамба, по которой вы ехали. Товарищ говорит о какой-то там реализации. Я кучу всего реализовывал, я свои проекты бесплатно дарю. И не могу подарить их Ладыкову. Почему? Потому что там нужно миллионы потратить куда надо. Мне очень интересно, как вы пилите деньги.

Кирилл Ермолаев: Какие деньги мы пилим?

Роман Васильев: Какие деньги? Мне вот это всегда было интересно...

Юрий Пичугин: Вот смотрите, я вам сейчас скажу. В республике перестали строить социальное жилье. Вот построили набережную — якобы набережную — ценой в 600 квартир для малоимущих. Почему вы не боретесь за то, чтобы построить квартиры для малоимущих? [Сейчас] перестали, при Фёдорове еще строили. А сейчас напрочь перестали! Только «красоту» и бла-бла-бла!

Кирилл Ермолаев: Это называется благоустройство…

Юрий Пичугин: А-а-а-а-а! Ну ребят, вы мальчики, ну какое благоустройство, это воровство называется.

Кирилл Ермолаев: Ну, наверно…

Юрий Пичугин: Я таких проектов знаете, сколько могу, чтобы напилить себе денег? И сам же стану заказчиком, и исполнителем, и буду получать /.../

Семён Кочкин: Слушайте, друзья, я думаю, моя беседа с Кириллом так или иначе исчерпала себя. Но я думаю, что у вас есть вопросы к Кириллу, и ты не против поотвечать? [Кириллу].

Кирилл Ермолаев:  Я не против поотвечать.

Роман Васильев: Давай два вопроса, и хватит.

Семён Кочкин: Да почему два вопроса?

Кирилл Ермолаев: Не-не, ребят, я не против ответить на вопросы…

Семён Кочкин: Ну вот видишь, Кирилл открыт, а ты ему мешаешь своей общественной палатой. Не мешай человеку раскрываться.

Кирилл Ермолаев: Можно я прокомментирую, пожалуйста. Вы [Юрию] почему депутатом не стали? Потому что не избрали? За вас не проголосовали?

Юрий Пичугин: Сейчас скажу. Я по участку, в котором избирался, в этом районе прожил 40 лет. Вот здесь.

Максим Варлашкин: Городской? А округ какой?

Юрий Пичугин: Да /.../

Кирилл Ермолаев: [Вы не убедили] людей, которые голосовали.

Юрий Пичугин: Слушай, мальчик, мальчик, я заслуженный работник, я сделал /.../. Я был дизайнером кубка мира по спортивной ходьбе, я был медийной личностью, и у меня не было денег. А у вас были деньги! Поэтому вы и избираетесь и вешаете нам на уши лапшу.

Кирилл Ермолаев: Понятно. То есть за 40 лет вы всё-таки не собрали электорат, который бы за вас проголосовал?

Юрий Пичугин: Я столько сделал, сколько ты никогда не сделаешь. Я могу тебе это сказать, потому что ты молодой еще. Вы не сделаете, кроме бла-бла вы ничего не сделаете. Ваше дело — только озвучивать программу грабежей.

Кирилл Ермолаев: Конечно. Вот как раз-таки просто разговаривать лозунгами у вас получается.

Человек из толпы: У вас тоже, Кирилл.

Юрий Пичугин: Секундочку! Ты стоишь на дамбе. Я — автор этого проекта. Я получил звание. Ничего — ни квартиры, ничего, просто работал. /.../ И теперь ты хочешь мне сказать, что я не собрал электорат? Подарки /.../

Кирилл Ермолаев: То есть вам квартиру подарить должно было государство, я правильно понял?

Юрий Пичугин: Я такого не говорил. Я просто работал!

Роман Васильев: Вы же зарплату получали когда работали?

Юрий Пичугин: Я работал в то время, когда вообще зарплату не платили месяцами. И всё равно работал, потому что считал, что это людям нужно. Вы меня не укоряйте всякими хитрыми вопросами. Ты молод ещё, чтобы такие хитрые вопросы задавать.

Кирилл Ермолаев: А вы уже достаточно взрослый, чтобы так себя вести.

Юрий Пичугин: Я вам скажу. Вы — мальчик. Вы вышли на дебаты с совершенно нулевым результатом в жизни, вы ещё ничего не сделали.

Роман Васильев: Как вас зовут?

Юрий Пичугин: Я слишком известен, чтобы…

Роман Васильев: О-о! По-моему, вы нифига не известны! Все, спасибо.

Семён Кочкин: Это — Рома Васильев. А это — Юрий Пичугин.

Фото: «Хмельная шишка» Фото: «Хмельная шишка»

Снова про «Юрму»

Волонтёр штаба Роман Раймов: У меня несколько вопросов, Кирилл. Почему за период существования «Юрмы» не было переработки в удобрение помёта и куриных отходов?

Кирилл Ермолаев: Что не было?

Роман Васильев: Был же уже ответ на этот вопрос!

Роман Раймов: Может я чего-то не услышал? Почему все эти годы отходы вывозились в Чебоксарский район? Никакой проблемы не было раньше, с чувашским бройлером, а с вами эта проблема случилась.

Кирилл Ермолаев: Я ещё раз, как неспециалисту объясняю. Есть технология, когда помет переходит из одного класса опасности в другой. Соответственно лагуны были построены, эксплуатировались. Просто объем производства мяса увеличился! Вот и все.

Роман Раймов: Что вы сейчас будете делать с этим помётом?

Кирилл Ермолаев: Перерабатывать! Да.

Роман Раймов: Как избранный депутат Госсовета Чувашской Республики /.../

Кирилл Ермолаев: /…/ не в своем округе встречаемся.

/.../

Фото: «Хмельная шишка» Фото: «Хмельная шишка»

Про три достижения Кирилла Ермолаева на посту депутата (на самом деле только про одно)

Роман Раймов: Назовите хотя бы три своих достижения.

Кирилл Ермолаев: Слушайте, я, знаете, я считаю, что я недостаточо… Меня избрали депутатом, то есть… Те проблемы, которые… То есть фактически почему я пошел в депутаты — чтобы представлять Шемуршинский район, в первую очередь. Потому что округ один большой, но моя историческая родина — Шемуршинский район. Есть вопросы, которые надо продвигать по Шемуршинскому району. /.../ с дорогами. После избрания меня в том числе депутатом эту дорогу начали ремонтировать и делать. Потому что есть проблема… колоссальное количество проблем есть. Надо просто работать с районом, обсуждать, понимать проблемы какие-то. Надо в диалоге находиться всегда. Поднимать проблемы, а не просто картинки в интернете писать. У вас есть замечательный проект «РосЯма», отличный проект, я рад, что он у вас есть. Работайте по нему! Это здорово, что он у вас есть. Это правильная работа, как бы, абсолютно конструктивная работа. Кон-струк-тив-на-я.

/.../

Фото: Алексей Радченко Фото: Алексей Радченко

Про дороги

Кирилл Ермолаев: Слушайте, последние несколько лет у нас… Мужчина! У нас есть программа по строительству дорог, реконструкции. Последние два года там выделяется рекордное финансирование, в том числе для дорог в сельской местности. Это всё происходит, дороги ремонтируются, делаются. Вы, наверное, прекрасно можете заметить, как изменилась дорожная структура в городе Чебоксары.

Роман Раймов: В Ибресинском районе, допустим, приезжаешь — дорога, а потом уже ямы.

Кирилл Ермолаев: Какая конкретно дорога?

Роман Раймов: В сторону Канаша.

Кирилл Ермолаев: Хорошо. Понимаете, бюджет — не резиновый, поэтапно дороги чинятся, ремонтируются.

/.../

Кирилл Ермолаев: Какие деньги потерялись? Выделялось, но не в таком объеме!

Человек из толпы: А почему делают так, что дорога — на три года, и всё?

Кирилл Ермолаев: Какая дорога?

Роман Васильев: Это, пожалуйста, вопрос к дорожникам! Что вы глупости говорите?

Человек из толпы: Это же депутат… Почему дороги делаются так, что два-три года, и заново надо делать?

Кирилл Ермолаев: Где? Покажите мне, на какой конкретно дороге дорогу заново через два-три года надо делать?

Человек из толпы: Хорошо, сейчас скажу… /.../ Через два года — новый слой накладывают. Для чего? Нормальная дорога! Денег распилить?

Кирилл Ермолаев: Слушайте, напишите ко мне обращение, я проверю. Я не знаю, что происходит в Новочебоксарске на Пионерской.

Человек из толпы: А кто знает?

Кирилл Ермолаев: Депутат от этого округа!

/.../

Фото: Алексей Радченко Фото: Алексей Радченко

Про Панамские офшоры

Блогер Евгений Никитинский: Сейчас важный вопрос, внимание! Дарья, работала в МК?

Журналистка Дарья Комарова: Работала.

Евгений Никитинский: Там была статья про Панамские офшоры.

Кирилл Ермолаев: Это неправда. А это просто неправда.

Евгений Никитинский: Твой, Кирилл, и… У тебя брата как зовут?

Кирилл Ермолаев: Константин брата зовут.

Евгений Никитинский: Там оба, Кирилл и Константин в Панамских офшорах…

Кирилл Ермолаев: А это неправда.

Евгений Никитинский: Как неправда?

Кирилл Ермолаев: Олег, а не Константин. Вот это уже неправда. Там было Кирилл и Олег написано. А вы говорите Константин.

Евгений Никитинский: У тебя брата как зовут?

Кирилл Ермолаев: Константин.

Евгений Никитинский: Может Олег есть тоже?

Кирилл Ермолаев: Нет Олега.

Евгений Никитинский: Ты это точно знаешь?

Кирилл Ермолаев: Абсолютно.

Евгений Никитинский: Папа-то у тебя ого-го!..

Кирилл Ермолаев: Я горжусь своим отцом!

Роман Васильев: Давайте на личности не будем переходить!

/.../

Евгений Никитинский: Знаешь, что мы думали? Там говорят, первое поколение…

Кирилл Ермолаев: В чем вопрос?

Евгений Никитинский: /.../ к власти пришёл. У тебя папа — конкретный упырь.

Человек из толпы: Ха-ха-ха, еще какой! /.../

Евгений Никитинский: /.../, но ты таким же упырём растёшь!

Роман Васильев: Слышь, мужик! Иди сюда!!! [агрессивно направился к Евгению]

Юрий Пичугин: В люльке с деньгами…

Кирилл Ермолаев: Ром, Ром, успокойся, пожалуйста. Вот вы просто человека послушайте. Ром, успокойся, пожалуйста. Человек оскорбляет меня, несёт какую-то чушь и это ваш сторонник? Он с вами?

Фото: Алексей Радченко Фото: Алексей Радченко

Про изучение национальных языков

Журналистка Дарья Комарова: Можно задать вопрос?

Кирилл Ермолаев: Да, конечно.

Дарья Комарова: Скажи пожалуйста, раз ты представляешь район Шемуршинский...

Кирилл Ермолаев: Да.

Дарья Комарова: Недавно «Единая Россия» выступила инициатором законопроекта о добровольном изучении национальных языков. Как ты относишься? Я уверена, люди в Шемуршинском районе хотят изучать чувашский язык, они не хотят, чтобы он вымирал. Но учителей по чувашскому языку не хватает. Как ты вообще относишься к этому законопроекту? Не поступало ли тебе обращений по этому поводу?

Кирилл Ермолаев: Обращений не поступало. Чувашский язык… Мы должны сохранять свою культуру и свои традиции. Если вы приедете в район Шемуршинский, там большинство населения разговаривает на чувашском языке. Он сохранен, на нём общаются. Он никуда не теряется. /.../ Нельзя терять свои корни, это в первую очередь. Но человека насильно его никто не должен заставлять изучать язык. Это моя позиция.

Фото: Алексей Радченко Фото: Алексей Радченко

Про основы православной культуры в школах

Человек из толпы: Сейчас в школах ввели основы православной культуры. /.../ А я не хотел туда ходить.

Кирилл Ермолаев: На школьной скамье, к сожалению, я был достаточно давно. Как бы зачем?..

Человек из толпы: Я понять не могу. Зачем школе РПЦ? Когда строятся не больницы и университеты, а храм.

Роман Васильев: /.../

Кирилл Ермолаев: Ром, Ром, дай я…

Человек из толпы: Допустим, я не хочу ходить на уроки православной культуры.

Кирилл Ермолаев: Это, всё-таки, как бы… Если ты на химию не хочешь ходить.

Человек из толпы: Нет, это нужно. А православная культура мне не нужна вообще!

Кирилл Ермолаев: Нет, история, история…

Человек из толпы (2): Религия всегда была вузовским предметом! Человек сперва должен достичь совершеннолетия и только потом изучать религию.

Кирилл Ермолаев: Я, к сожалению, не дракон, я не могу сразу с двумя людьми разговаривать. Может, вы как-то по очереди будете.

Человек из толпы: /.../ а его заставляют изучать основы православной культуры.

Кирилл Ермолаев: Культуры… То есть, заставляют изучать?

Человек из толпы: Ну, заставляют.

Кирилл Ермолаев: Если это входит в общую программу — это надо изучать, ходить и посещать. Так же ты будешь изучать химию, физику, которые тебе в жизни не пригодятся. Возможно. /.../ В чем проблема, если ты будешь знать…

Семён Кочкин: Так, я думаю, замерзли уже все.

Кирилл Ермолаев: Ну давай я на вопрос отвечу, свою позицию…

Семён Кочкин: Давай, отвечай, и потом я свою позицию, потом ты свою позицию.

Кирилл Ермолаев: Есть /.../ нашей страны. Включая то, что православие входит в /.../ В этом нет ничего плохого. Есть отдельные предметы. Его тоже надо знать, и всё. Тебя никто не заставляет верить в бога.

Евгений Никитинский: Кто верит в бога, поднимите руки!

Кирилл Ермолаев: Слушайте, я на этого человека вообще не реагирую.

Фото: Алексей Радченко Фото: Алексей Радченко

Финальное слово Семёна Кочкина

Семён Кочкин: Ну всё, давайте, заканчиваем. Кирилл, я тебя понял. Я с тобой полностью не согласен. Ты говоришь: «вы можете зарегистрировать партию, пойти на выборы»...

Кирилл Ермолаев: Я этого не говорил.

Семён Кочкин: Вы можете пойти на выборы, ты сказал. /.../ избиратель.

Кирилл Ермолаев: Я ни разу такого не говорил. Ты сейчас говоришь то, что я не говорил.

Семён Кочкин: А что ты сказал по поводу выборов?

Кирилл Ермолаев: По поводу выборов? Что я сказал?

Семён Кочкин: Мужчина тебе задавал вопрос. Ты сказал, идите на выборы. Помнишь?

Кирилл Ермолаев: Мужчина задавал вопрос по поводу того, что его не избрали, то что электорат за него не проголосовал — я только это сказал.

/.../

Семён Кочкин: /.../ Алексея Навального не допускают до выборов. /.../ Меня не пустили на выборы под предлогом того, что я репостнул американское шоу — это оказывается, пропаганда, блин, ислама…

Кирилл Ермолаев: Пропаганда чего?

Семён Кочкин: ИГИЛа. Якобы. Ну слушай, я могу тебе скинуть ролик. Классный. На самом деле, сильных кандидатов не допускают. /.../ Ваша работа в Госсовете, ваша работа в Госдуме — это имитация. Был ли смысл в этих дебатах — если честно, я даже не знаю, мы от вас все равно никаких ответов не получили. С другой стороны, мы хотя бы увидели, что ты — настоящий человек, с двумя руками и двумя ногами… /.../ И я надеюсь, что эти дебаты — это ваш маленький шажок на светлую сторону. /.../ и однажды тебе будет стыдно за то, что ты делал в Госсовете, то, что ты голосовал за повышение пенсионного возраста /.../

Фото: Борис Качмар Фото: Борис Качмар

Финальное слово Кирилла Ермолаева

Кирилл Ермолаев: Что я хочу сказать. Мне очень жалко, что некоторые люди под какими-то политическими лозунгами тащат молодёжь непонятно куда…

Человек из толпы: Мне тоже жалко.

Кирилл Ермолаев: ...под административные штрафы, портят им будущее, причем /.../ профессионализм /.../ Какие могут быть вопросы, если человек стоит и оскорбляет меня и считает, что это нормально. Я готов к открытому диалогу, я рад, что вы сюда пришли, я всегда готов к диалогу. Общественная молодежная палата /.../ готова принять одного из членов вашего движения в общественную молодёжную палату к работе. У вас есть замечательные проекты — РосЯма, это здорово, это круто. Мы готовы к конструктивной работе, а не просто выкрикивать лозунги /.../ за которыми ничего не стоит. Наши граждане… знаете, есть потребительское отношение к стране, а есть какое-то, не знаю, ответственное отношение. Государство никому ничем не обязано.

Человек из толпы: А ещё есть Конституция. Почитайте.

Кирилл Ермолаев: В том плане, что если к нему ходить только что-то требовать… если требовать, то только… Знаете, государство — это когда люди собрались и решили, обозначили какие-то правила, чтобы жить хорошо. А если, знаете, есть потребительское отношение, ты ничего не готов отдавать.

Человек из толпы: Кирилл, мы платим на-ло-ги!

Кирилл Ермолаев: Вы платите налоги? Вы работаете?

Человек из толпы: Работаю. Вообще-то каждый человек платит налоги, совершая любую покупку в магазине.

Кирилл Ермолаев: Хорошо... Общественную работу, общественную /.../ Они работают за деньги…

Роман Васильев: Давайте уже всё, позицию сказали и всё.

Кирилл Ермолаев: Да, я открыт к диалогу, я готов к конструктивному диалогу, я не готов к троллингу /.../ не тот человек, который /.../ троллинг.

Семён Кочкин: Это вы так видите. Вы делите мир, наверное, на чёрное и белое.

/.../

Кирилл Ермолаев: То есть я готов к вступать в /.../

Фото: Борис Качмар Фото: Борис Качмар

Поделиться:

Присоединяйтесь к работе штаба

Если вы хотите изменить жизнь в регионе к лучшему, для вас всегда найдётся работа. Записывайтесь в волонтёры — тогда вы будете получать новости штабов и в нужный момент сможете прийти на помощь.

Последние новости

21 марта 2019 г.
Чиновники из Красночетайского района покупают кроссовер за 1,8 млн рублей

Муниципалитет заявляет, что машины, которые у них уже есть, в очень-очень плохом состоянии, а главе администрации и его заместителям очень-очень нужно приезжать на совещания.

Читать дальше